О проекте  | Фотогалерея  |  Контакты
 
НОВОСТИ

Центры русской традиционной культуры Омской области

Певческая традиция с. Талбакуль Колосовского района Омской области

Певческая традиция с. Талбакуль Колосовского района Омской области

с. Талбакуль, дом В.А. Субботина


Самобытная певческая традиция села Талбакуль – яркое явление народно-песенной культуры русских старожилов Омского Прииртышья, называющих себя коренными сибиряками. Сдержанно-суровый и вместе с тем энергично-экспрессивный характер вокального стиля талбакульцев выступает художественным выражением специфического типа культуры, сформированного в суровых сибирских условияхпотомками служилых людей и хлебопашцев. Своеобразный мелодизм талбакульских песен, яркие варианты на широко известные песенные сюжеты, развитая многоголосная фактура и особое исполнительское мастерство певческих групп выгодно выделяет талбакульскую в числе других локальных традиций русских сибиряков.

Расположено село в самом центре Омской области на берегу красивого большого озера Талбакуль, что означает с тюркского «талая вода». Местная легенда также связывает название озера с именем татарина по имени Толба (Танба), имевшего когда-то здесь стойбище.

Карта Генштаба 1 см – 5 км

Карта Генштаба 1 см – 5 км


Основан Талбакуль в XVIII веке, чуть в стороне от поймы реки Оши, вдоль которой расширялся очаг первоначального расселения русских в Омском Прииртышье, в период смещения хлебопашества на юг. Выходцы из Тары, пригородных деревень, селений Ложниковского погоста, возникшего в середине XVII века– сибирские старожилы в третьем-четвёртом поколении – по собственной инициативе переселялись на новые места. По архивным данным , деревня у озера Талбакуль была основана до 1763 года крестьянами Ложниковского погоста Иваном Прокопьевичем Балыковым (1709г.р.), Яковом Ивановичем Кубриным (1715г.р.), Данилом Яковлевичем Ставским (1741 г.р.), Иваном Яковлевичем Ватулиным (1729 г.р.), Иваном Ивановичем Екимовым (1729 г.р.), Иваном Дмитриевичем Корючиным (1728 г.р.), Нестером Гавриловичем Нагаевым (1746 г.р.).

Через 100 лет после основания Талбакуля, в 1853 году в деревню подселились государственные крестьяне – выходцы из разных сёл Новооскольского и Фатежского уездов Курской губернии. С тех пор деревня имела 2 конца: старожильческий и новопоселенческий – «рассейский». И сегодня расходящиеся от центра улицы Талбакуля называются Сибирская и Российская .


Снимок Талбакуля со спутника.
Справа – улица Сибирская, слева – Российская

Снимок Талбакуля со спутника. Справа – улица Сибирская, слева – Российская


Традиции песенной культуры русских сибиряков как своеобразной системы сложились уже к началу XIX века. В Талбакуле следствием процесса активного контактирования новопоселенцев со старожилами (хозяйственные, семейные связи, общие праздники, молодёжные вечёрки и пр.) явилось доминированиестилевых закономерностей старожильческого музыкального фольклора.

«Пение ансамбля выдержано в лучших старожильческих традициях– развитое многоголосие, многовариантность, распевы с внутрислоговыми вставками, яркая, активная звукоподача», – так охарактеризовал талбакульский стиль первооткрыватель певческого искусства талбакульцев, фольклорист, профессор кафедры хорового дирижирования и сольного пения Омского государственного университета им.Ф.М. ДостоевскогоЕфим Яковлевич Аркин .Общий характер традиции, особенности музыкальной речи (размеренность темпов, двух-трёхголосная фактура, собранная и энергичная манера пения, насыщенный грудной звук женских голосов, характерное преобразование гласных («а» близкое к «э»), преимущественно низкий регистр пения и др.)выдают в талбакульской традицию русско-сибирского склада.

К сожалению, фиксация музыкального фольклора села проводилась на этапе угасания традиции: первые записи Е.Я. Аркиным были сделаны в 1989 году. В сборнике «"Со венком я хожу" Народные песни Омской области» он опубликовал нотировки 13 талбакульских песен, 24 песни вошли в подготовленный им компакт-диск «"Селезенюшка косы вьёт". Поёт Аксинья Бахтинова» .

В 1995 году в с. Талбакуль выезжали участники фольклорно-этнографического ансамбля-лаборатории «Берегиня» В. Ю. Багринцева и С. П. Пахотина (Рацина), материал хранится в Областном фонде фольклорно-этнографических материалов Сибирского культурного центра (отдела русской традиционной культуры Государственного центра народного творчества). Во время экспедиции Сибирского культурного центра в Талбакуль в 2005 году в составе Т. М. Репиной, Т. Ю. Куликовой, Н. В. Котенко, Н. В. Первенаевой была произведена видеосъёмка беседы и совместного пения со знатоком местной певческой традиции П. И. Логачёвой.

В общей сложности от разных групп информантов было записано 32 песни с вариантами. Они представляют жанровую основу музыкально-фольклорной системы талбакульской традиции: 5 свадебных, 2 хороводные, 7 вечёрочных, 19 лирических песен, преимущественно позднего происхождения, исполняемых по большей части в протяжной форме.

Собиратели работали с семейными певческими группами. Записывали сестёр Бахтинову (дев. Яковлеву) Анисью Григорьевну (1910 – 1992), Быстрову (дев. Яковлеву) Фанасею Григорьевну (1930 – 1998) и их сноху Яковлеву (дев. Голендяеву) Дарью Ивановну (1925 – 2008), сватов Дарьи Ивановны супругов Логачёвых Пелагею Ивановну (1913 – 2008) и Семёна Фёдоровича (1914 – 2004) и их дальнюю родственницу – соседку Конаныхину Евдокию Егоровну (1917), Богданову Пелагею Романовну (1900) с дочерью Алфёровой Марией Константиновной, Марченко (дев. Полееву) Евгению Семёновну (1923) с сестрой Бородиной (дев. Полееву) Анисьей Семёновной (1931) и золовкой Марченко Анастасией Петровной (1930).

Исполнительское искусство семейного ансамбля в составе А. Г. Бахтиновой (запев), Ф. Г. Быстровой и Д. И. Яковлевой (верхний подголосок) отличалось особенным вокальным мастерством, совершенной слаженностью звучания. «Главный мастер и заводила песен – бабушка Анисья, она истинный народный импровизатор», – отмечал Е. Я. Аркин.

Ряд участниц певческих групп в равной степени владели мастерством зачина и подголоска. Так, в семейном трио Ф. Г. Быстрова вела нижний подголосок. В 1995 году в дуэте с Пелагеей Ивановной Логачёвой Фанасея Григорьевна подголашивала. Такой же универсальной песельницей была и Пелагея Ивановна.


Анисья Григорьевна Бахтинова, мастер талбакульского распева

Анисья Григорьевна Бахтинова, мастер талбакульского распева


Дарья Ивановна Яковлева –  обладательница яркого, звонкого голоса, верхний подголосок в ансамбле

Дарья Ивановна Яковлева – обладательница яркого, звонкого голоса, верхний подголосок в ансамбле


Фанасея Григорьевна Быстрова

Фанасея Григорьевна Быстрова


Семён Фёдорович и Пелагея Ивановна Логачёвы

Семён Фёдорович и Пелагея Ивановна Логачёвы


Свадебный фольклор села в записях собирателей представлен4обрядовыми песнями, имеющими приуроченность к ключевым моментам свадебного сценария:«Вот друженька хорошенький»(«припевалась дружке, когда свадебный поезд подъезжает к дому невесты»), «Как у Дуни было, у Дуняши»(«пелась когда жених приезжал за невестой, в конце песни величали жениха»), «Селезенюшка косы вьёт» («пелась на расплетение косы после венчания»), «Ой, по сеням, по сенюшкам»(«пелась за столом после венчания»). Лирическую песню «Ой, прощай-ка, родная сторонка» в Талбакуле пели невесте на отъезд к венцу, а также новобранцам во время проводов на службу. Напевы свадебных обрядовых песен можно отнести к типовым, бытующим в старожильческих сёлах Омского Прииртышья.

Хороводы («круги») в Талбакуле водились на Пасху. Оба записанных хоровода относятся к медленным, «ходовым»: «Сею-вею беленький леночек» (круговой хоровод) и «Чёрный ворон воду пил» (орнаментальный хоровод типа «улитка»).Композиционные основы текстов и напевов хороводных песен традиционны для этого жанра. Однако в приёмах распева ярко выражено интенсивное влияние лирического стиля: наличие сольных запевов в каждой строфе, ярко выраженные окончания строф,внутрислоговые распевы, смещение цезур (взятие дыхания)с границ элементов танцевальной композиции в середину за счёт обрыва слов.

Чёр(ы)най-то во(ё)рон(ы) во(ё)ду пил,
Чёр(ы)най-то во(ё)рон(ы) во(ё)ду пи…ил(ы),
Во(ё)ду… упил(ы), во… (э)во(ё)ду пил(ы),
Во(ё)ду… у пил(ы), во...воду пил .

Такой лиризированный характер медленных хороводов в целом характерен для песенно-хореографической культуры русских сибиряков.

Более динамичными песнями талбакульского хороводно-танцевального комплекса являются вечёрочные песни. На святочнойвечёрке в избе (выкупленной за пуд хлеба или 2 воза дров) игры талбакульской молодёжи сопровождали вечёрочные песни, большинство из которых широко бытовали в старожильческих сёлах Омского Прииртышья со сходными распевами: «Кума печку затопила», «Дуня бела, только румяна», «Что не добрый конь по бережку идёт», «На стульчике купчик» (этой песней в Талбакуле в конце вечёрки величали каждого парня). К особенным талбакульским песням можно отнести «На вечёрках у нас развеселье тако» (начальная песня на вечёрке), «На вечёрках у нас курят трубочки», «Что не алая-то ленточка к стенке льнёт». Практически все талбакульски вечёрочные песни поются в неторопливых темпах, звучат чинно, строго, как и весь местный песенный репертуар.

В описании вечёрочных игр П. И. Логачёва, участница вечёрок, собиравшихся в Талбакуле вплоть до начала Великой Отечественной войны, указывала, что «девки ходили кругом, но не за руки, приглашали парней (или, наоборот, парни, приплясывая, приглашали девушек), кланялись со словами «Пожалуйте» и целовались. Можно было не целоваться, а только поздороваться за руку. Поцеловавшись, садились. «Если девка не поёт, ребята могли хлопнуть ремнём. Плясали кадриль, польку-бабочку, трепака били, гармонист играет до пота…»


Деревенский оркестр 30-х гг. XX века, архив О.П. Пащенко

Деревенский оркестр 30-х гг. XX века, архив О.П. Пащенко


Преобладающий репертуар талбакульцев – лирические песни. Две из них– «Вздумал Ванюшка жениться» и «Ой, прощай-ка, родная сторонка» – можно отнести к типичным по стилю стариннымпроголосным сибирским песням с небольшим диапазоном, основанных на вращении попевок, типичным ладовым строением, с завершением в унисон.

Музыкальная форма лирических песен позднего склада строится на основе широко распетых построений. Партия нижнего подголоска звучит в предельно низком регистре, верхнего – в предельно высоком, что является следствием формирования стиля в условиях смешанного исполнительства. Яркими образцами протяжных распевов в Талбакуле выступают лирическая «Мой-то разаленький цветочек», «Последний нонешний денёчек» и песня-романс «В том саду при долине».

Большинство лирических песен позднего происхождения, романсов в Талбакуле было распето на основе музыкально-стилевых закономерностей старожильческой традиции, среди них«Потеряла я колечко», «Под окошечком Маша сидела», «Сиротинка я взросла», «Чубчик кучерявый», «Скатилось колечко со правой руки»,«Ходил-то казаченька», «Старинная липа стоит». Этот факт свидетельствует о том, что традиция долгое время находилась в продуктивном состоянии.

Переинтонированы в соответствии с местным протяжным стилем и песни, как правило, бытующие в вариантах, близких к походным – «Служба ли матка только надоела» и «Последний нонешний денёчек».О своих особенных вариантах общеизвестных песен талбакульцы говорили: «Вот везде поют песню «Последний нонешний денёчек», но у нас так поют, что всегда все плачут».

Способы приспособления позднетрадиционной лирики к местной фольклорной традиции («Сиротинка я взросла», «Полюбил бы я девицу душою», «Скатилось колечко со правой руки», «Чубчик кучерявый» и др.) отчётливо выявляют типизированные мелодические конструкции и приёмы.

К особенностям своеобразного музыкального языка талбакульцев, формирующим «индивидуальный» облик традиции можно отнести:

  • дополнительные вставные слова в распевах текстов – "раз(ы)-то", "только", "наверно", "ли да",
  • характерные энергичные запевы, основанные на комбинации активных широких (чаще квартовых) ходов и последующим их заполнением с исполнительским приёмом «глиссандо» (голосовым «скольжением»),
  • придыхание на вступлении после пауз – предыктовый звук ("э"),
  • глиссандовая маскировка цезуры на границах композиционных фрагментов, соединяющая последний звук одной фразы с началом другой,
  • глубокие цезуры в местах мелодических остановок в середине композиционных построений,часто в середине слов,
    пример распева стихав песне «Последний нонешний денёчек»:
    Последни(и) но(ё)неш(е)…(э)най дара(я)зденё….(э)че(е)к(ы)
    Раз(ы)-то гуля…(а)ю,ой, да с ва(й)… с ва(я)ми яже…(э)дру(жы)я
  • мелодические задержания при переходе от звука к звуку в нисходящем движении,
  • характерное, «классическое» по звучанию, широкое кадансовое(завершающее) расхождение верхнего и нижнего подголосков;в песне «Старинная липа стоит» такой узнаваемый талбакульский оборот расположен в середине напева.

Более молодые исполнители отмечали, что не умеют и не особенно любят петь старинные песни с «уклонами» – большими распевами, глиссандовыми переходами, в их репертуаре преобладали песни стилистически позднего пласта, малораспевного, связанного с влиянием городской культуры – «Для кого весна отрада», «Не вейтеся, чайки, над морем», «Разбушевалось сине море», «Скучно вдове одной жить»,«Вот кончил курс науки».

Сегодня, к великому сожалению, ушли поколения мастеров, владеющих старинным старожильческим распевом.Как объект нематериального культурного наследия певческая традиция села Талбакуль представлена сегодня лишь в форме архивных записей. Однакосамобытный фольклор села вызывает исключительный интерес у исполнителей фольклора русских сибиряков. Музыкальные песенные шедевры талбакульцев «Мой-то разаленький цветочек», «Последний нонешний денёчек», «В том саду при долине», «Потеряла я колечко» и др. продолжают бытовать в практикецелого ряда омских фольклорных ансамблей, а талбакульская версия хоровода «Чёрный ворон воду пил» приобрела всероссийскую популярность.


Талбакульцы едут с ярмарки, 50-е гг. XX века

Талбакульцы едут с ярмарки, 50-е гг. XX века


Полотенце с. Талбакуль

Полотенце с. Талбакуль


Оформление компакт-диска Е. Я. Аркина «Селезенюшка косы вьёт Поёт Анисья Бахтинова и семейный ансамбль с. Толбакуль Омской области»

Оформление компакт-диска Е. Я. Аркина «Селезенюшка косы вьёт Поёт Анисья Бахтинова и семейный ансамбль с. Толбакуль Омской области»


АУДИО-ПРИЛОЖЕНИЕ

Песенные образцы:

  1. «Ох, мой-то разаленький цветочек» лирическая (диск Е.Я. Аркина, №14)
  2. «Вот друженька хорошенький» свадебная (диск Е.Я. Аркина, №3)
  3. «Ой, по сеням, по сенюшкам» свадебная (диск Е.Я. Аркина, №4)
  4. «Вздумал Ванюшка жениться» лирическая (диск Е.Я. Аркина, №4)
  5. «Чёрный ворон воду пил» хороводная (диск Е.Я. Аркина, №5)
  6. «Кума печку затопила» вечёрочная (диск Е.Я. Аркина, №11)
  7. «В том саду при долине» (диск Е.Я. Аркина, №24)
  8. «Последний нонешний денёчек» лирическая (экспедиция 1995,!1 куплет из повтора)
  9. «Потеряла я колечко» лирическая (диск Е.Я. Аркина, №13)

Возврат к списку

Поделиться в соц. сетях



скачатьМинистерство культуры Омской области

РАСПОРЯЖЕНИЕ

О мерах по сохранению объектов нематериального 

культурного наследия народов Омской области.


скачатьПротокол заседания Комиссии по нематериальному 

культурному наследию народов Омской области


1. Протокол от 20.09.2016 г.
2. Протокол от 13.12.2016 г.